Старец и старчество

Старец и старчество

Старец  и  старчество — эти  понятия  появились  с  самых  ранних  этапов  истории  монашества,  со  времени  отцов-пустынников  Египта  и  Палестины.  Монашество  издавна  включало  в  себя  систему  старчества.  Старчество — это  особое  благодатное  дарование,  непосредственное  водительство  Духом  Святым.

«Как  корабль,  имеющий  хорошего  кормчего,  при  помощи  Божией  безбедно  входит  в  пристань,  так  и  душа,  имея  доброго  пастыря,  удобно  восходит  на  Небо,  хотя  и  много  грехов  соделала».  Преподобный  Иоанн  Лествичник.

Старчество — это  не  иерархическая  степень  в  Церкви,  это  особый  род  святости,  достичь  которого  может  всякий  глубоко  и  истинно  верующий,  причем  не  обязательно  человек  преклонных  лет.  Старцем,  человеком,  пользующимся  очень  большим  авторитетом,  достигшем  высокого  уровня  духовной  зрелости,  может  быть  монах  (старец  Паисий  Святогорец,  преподобный  Амфилохий  Почаевский),  епископ  (святитель  Игнатий  Брянчанинов,  святитель  Лука  Войно-Ясенецкий),  иерей  (святой  праведный  Иоанн  Кронштадский).

Старцем,  вернее  старицей,  может  быть  и  женщина,  например  блаженная  старица  Матрона  Московская,  блаженная  Прасковья  Ивановна  Дивеевская,  Христа  ради  юродивая  (без  совета  которой  ничего  не  делалось  в  Дивеевском  монастыре),  блаженная  старица  Алипия  Киевская.

Старческая  власть — дело  сугубо  добровольное.  Старец  никогда  никому  не  навязывается,  напротив,  старается  жить  прикровенно,  всячески  скрывая  свои  духовные  подвиги.  Найдя  истинного,  благодатного  старца  и  подчинившись  ему,  ученик  должен  беспрекословно  ему  повиноваться,  так  как  через  старца  открывается  непосредственно  воля  Божия.

Старец — это  человек,  прошедший  на  личном  опыте  школу  трезвения  и  умносердечной  молитвы,  изучивший  благодаря  этому  в  совершенстве  духовные  законы,  лично  достигший  бесстрастия.  Только  такой  человек  способен  руководить  новоначальным  иноком  в  его  невидимой  брани.  Старец — искусстный  духовный  врач,  умеющий  проникать  до  самых  глубин  души  человеческой.

Он  знает  и  видит  пороки  и  язвы  души  человеческой  и  знает,  как  их  лечить.  Как  достигший  бесстрастия  старец  обычно  обладает  и  другими  духовными  дарованиями:  прозорливостью,  чудотворением,  пророчествами.  Старчество  в  своих  высших  проявлениях,  как  например  в  преподобном  Серафиме  Саровском,  обладает  неограниченной  полнотой  свободы,  так  как  в  нем  живет  Христос.

Старчество,  существовавшее  с  древних  времен  христианства,  приобрело  на  Руси  существенно  новую  форму.  Учение  русских  старцев  особенно  отчетливо  раскрывается  перед  нами  в  их  письменном  наследии.  Почти  все  поколения  русских  старцев  дают  нам  неиссякаемый  живоносный  источник  поддержки  и  духовного  питания  в  оставленных  ими  письмах,  поучениях  и  словах.

То,  что  наследие  русских  старцев  едино  в  своей  духовной  высоте,  в  стремлении  руководствоваться  истиной  и  только  истиной,  сохраняя  при  том  индивидуальность  пишущих,  дает  право  называть  их  письма,  послания,  поучения — неисчерпаемой  сокровищницей.

Богатство  наследия  русских  старцев  выразило  живой  духовный  опыт,  который  сложился  на  Руси  благодаря  учению  святых  отцов,  идущего  от  старцев  седого  Востока  первых  веков  монашеского  подвига.  Достояние  русских  старцев  имеет  свое  начало  в  радостетворном  смирении,  завершается  же  великим  уверением  в  Божественной  любви.

В  книгах,  содержащих  письма,  поучения  старцев  всегда  можно  найти  ответы  на  многие  вопросы  мятущейся  души.  Слово  старца  может  успокоить  и  даже  исцелить  недуг.  Чтение  поучений,  сопровождаемое  молитвой,  превносит  в  душу  благодать  и  покой,  дает  ей  бесценную  пищу,  как,  например,  письма  старца  Амвросия  Оптинского.

Старец  и  старчество — понятия,  возникшие  в  глубине  веков,  характерные  для  уединенного  подвижничества,  в  котором  вырастала  духовная  школа  исихазма,  сохраненные  как  духовный  опыт  и  монашеские  традиции,  доработанные  и  усовершенствованные  многими  поколениями  подвижников,  неизбывны  и  неразделимы  с  монашеством.  

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *